НАВЕРХ

Юрий Афонин: В современном Китае мы увидели, как социализм творит чудеса

kitajДелегация партийных работников КПРФ продолжает свой визит в Китай. После Пекина следующим регионом КНР, который посетила наша делегация, стала провинция Гуйчжоу. Эта провинция в течение веков была самым бедным регионом страны. Но сегодня этот край преображается. Современные реалии Гуйчжоу не оставляют камня на камне от негативных мифов, которые создают вокруг китайского социализма его недоброжелатели.

Об увиденном в Гуйчжоу рассказывает руководитель делегации член Президиума, секретарь ЦК КПРФ Ю. В. Афонин.

Достижения, которые признают все

Колоссальные успехи Китая сегодня вынуждены признавать даже явные недоброжелатели. Потому что против фактов не попрешь. В 2015 году ВВП Китая, рассчитанный по паритету покупательной способности, превысил ВВП США почти на 10%. А в 2016 году, по предварительной оценке, объем китайской экономики превзойдет объем американской уже почти на 15%. И это данные Международного валютного фонда, который никогда не был замечен в симпатиях к социалистическим странам. Китай вышел на первое места на планете по производству автомобилей и выплавляет половину всей стали мира. Отрицать, что КНР сегодня – величайшая экономика на планете Земля не может уже никто. Между тем, когда китайские коммунисты пришли к власти, Китай являлся одной из беднейших стран мира и был почти дотла разорен японской интервенцией и несколькими десятилетиями (!) гражданской войны. И вот теперь социалистический Китай оставил позади самую богатую капиталистическую страну.

Мифы, которые сочиняют недруги

Но, конечно, для сторонников капитализма невозможно окончательно признать превосходство социалистической модели. Поэтому в оборот запущено несколько мифов, призванных очернить образ социалистического Китая. Вот главные из этих мифов. Первый: якобы, в КНР – очень низкие зарплаты. И, будто бы, именно в силу крайней дешевизны рабочей силы китайские товары и завоевали весь мир. Второй миф: якобы, в КНР между бедными и богатыми регионами пролегает пропасть. Города на побережье поражают воображение небоскребами, хайвеями и уровнем жизни, как в самых богатых странах, а вот в далеких от моря западных провинциях и в китайском селе царит средневековая нищета. Именно такая картина широко тиражируется в российских либеральных СМИ.

Как проверить, есть ли правда в этих утверждениях? Конечно, надо поехать в какую-нибудь бедную западную провинцию Китая да еще и заглянуть там в деревню. Именно это и предложили нам китайские коммунисты: полететь в провинцию Гуйчжоу и посетить там несколько городов и деревень.

Экономическое чудо в Гуйчжоу. Цифры и факты

Гуйчжоу в течение многих столетий была самой бедной провинцией Китая. У этой бедности есть объективные природные причины. Гуйчжоу очень далека от всех основных центров китайской цивилизации, это глубокая периферия Поднебесной. Эта провинция не имеет выхода к морю, а ведь именно приморские регионы Китая всегда развивались наиболее успешно. Наконец, более 90% территории Гуйчжоу – это горы. А это очень сильно затрудняет хозяйственную деятельность. Чтобы проложить здесь дорогу надо прорубать горы, строить многочисленные тоннели и высокие мосты над глубокими ущельями горных рек. Чтобы построить предприятие или просто крупное здание, часто приходится вырубать под него площадку на горном склоне. Чтобы заниматься земледелием, надо превращать склоны в сложную систему террас. Достаточно сказать, что прокладка одного километра дороги стоит здесь в 5-7 раз больше, чем в равнинных регионах Китая.

Что делать с таким регионом? Законсервировать его вековую отсталость? Капитализм бы так и сделал. Но не социализм. Ведь в Гуйчжоу живут десятки миллионов людей, а китайские коммунисты не согласны оставлять их бедняками.

Да, в начале китайского экономического рывка быстрее всего росла экономика восточных приморских провинций. Но теперь социалистическое государство, используя огромные ресурсы, накопленные за счет экономического развития востока страны, решило покончить с отсталостью запада Китая.

Еще в начале 2000-х годов разрыв в ВВП на душу населения между богатейшим регионом страны Шанхаем и провинцией Гуйчжоу составлял 12 раз. Казалось бы, это пропасть, которую нельзя преодолеть. Но уже к 2011 году это разрыв уменьшился до 5 раз. Впрочем, душевой ВВП Гуйчжоу оставался самым низким среди всех регионов Поднебесной и был более чем вдвое ниже среднего показателя по КНР. Но вот в январе 2012 года Госсовет (правительство) КНР принял два важнейших документа: «План освоения западных районов КНР на период 12-й пятилетней программы» и «Несколько предложений относительно дальнейшего содействия качественному и быстрому социально-экономическому развитию провинции Гуйчжоу». Фактически, это решения, сравнимые по своему масштабу с решениями руководства СССР по освоению целины или развитию нефтегазодобычи в Западной Сибири. Это новая жизнь для огромных регионов.

После этого в далекой провинции Гуйчжоу произошло настоящее экономическое чудо. ВВП начал расти примерно на 15% в год. В последние три года Гуйчжоу занимает первое место по росту экономики среди всех регионов страны. C 2011 по 2015 год ВВП на душу населения в Гуйчжоу вырос с 46% до 60% от среднего показателя по стране, а отставание от наиболее богатых регионов Китая (Шанхай, Пекин, Тяньцзинь) сократилось до 3,5 раза. Вы скажете, что это все еще очень большой разрыв? Это с чем сравнивать. В капиталистической России сегодня разница в уровне душевого валового регионального продукта между самыми бедными и самыми богатыми регионами достигает почти 29 раз!

На земле Гуйчжоу

Но одно дело – знать что-то по статистическим справочникам, а другое – увидеть своими глазами. Мы прилетели в четырехмиллионный Гуйян – столицу провинции Гуйчжоу, и первое, что нас поразило, – масштабы строительства. По дороге из аэропорта в центр города мы увидели десятки строек различного масштаба. Кое-где еще видны следы былой отсталости – старые, ветхие дома. Но тяжелая техника сносит их, а рядом растут новостройки. Кажется, что одновременно реконструируется весь город. В центре Гуйяна уже возвышаются десятки высотных административных зданий и гостиниц. Позднее мы убедимся, что бурно строится не только региональный центр. Лес строительных кранов заполняет горизонт и в других городах провинции, которые мы успели посетить, – в Цзуньи и в Мэйтане. Да и вне городов буквально через каждые несколько сотен метров дороги видишь какое-нибудь строительство, например, объектов придорожного сервиса.

Мы встретились с Лю Баочаном, заместителем руководителя управления внешних связей провинции Гуйчжоу. Он рассказал нам о подробностях местного экономического чуда. Наиболее бурно растут легкая и пищевая промышленность. Но в регионе также много минеральных богатств, которые начинают широко разрабатываться. Ведется строительство гидроэлектростанций. Стратегическое планирование предусматривает отказ от создания в Гуйчжоу экологически опасных производств. Это должно сберечь уникальную природу провинции (здесь десятки заповедников и национальных парков). Зато красивейшая природа Гуйчжоу служит основой для стремительного развития туризма.

В Гуйчжоу – самые большие в стране площади под чаем. Выращиваются также рис, табак, фрукты. Более трети населения региона – национальные меньшинства. Но в провинции царит межнациональный мир. Товарищ Лю выразил уверенность, что Гуйчжоу вместе со всем Китаем выполнит установку КПК: к 2020 году покончить с бедностью и построить среднезажиточное общество.

Мы поблагодарили товарища Лю Баочана за теплый прием и подчеркнули, что успехи социалистического Китая служат для нас важнейшим аргументом в спорах с противниками социализма.

Конкретные примеры экономического развития Гуйчжоу мы увидели при посещении промышленных и сельскохозяйственных предприятий.

Крупнейшее из увиденных нами предприятий – фабрика по производству соусов компании «Лао Ган Ма». Это самое большое предприятие такого рода во всем Китае. Благодаря этой фабрике, работу имеют 50 тысяч человек (в этом числе и рабочие предприятия, и крестьяне, которые продают фабрике сырье). Фабрика поставляет свою продукцию в десятки стран мира, в том числе и в Россию, но самый крупный зарубежный потребитель – США.

Что нас особенно удивило: компания почти не обременена кредитами. Это резко отличает ее от большинства крупных российских компаний. Работники фабрики обеспечиваются медицинской страховкой, питанием. Ну, и самый «убойный» факт: СРЕДНЯЯ ЗАРПЛАТА РАБОЧИХ НА ПРЕДПРИЯТИИ В ПЕРЕСЧЕТЕ В РОССИЙСКИЕ РУБЛИ – ОКОЛО 35 ТЫСЯЧ! Вот попробуйте где-нибудь в далекой российской провинции найти промышленное предприятие, где рабочие получают такие зарплаты. Искать придется долго! Поэтому представление о том, что у китайских тружеников до сих пор низкие зарплаты, не соответствует действительности. Зачастую эти зарплаты уже выше, чем у российских рабочих.

Мы побывали также на чайной фабрике Spring Snow Tea, где увидели самое современное оборудование (хотя нам показали также музей, где любовно сохраняются образцы техники с чайных фабрик прошлого).

Мы посетили очень крупное тепличное хозяйство, использующее технологию гидропоники.

Кроме того, мы заехали в несколько деревень. В провинции Гуйчжоу реализуется программа «новой деревни». Ведется чрезвычайно масштабное дорожное строительство. Когда в деревню приходит современная дорога, приходит и достаток: ведь теперь удобно сбывать свою продукцию. Мы увидели просто удивительно благоустроенные сельские поселения с новыми школами, сельскими клубами, библиотеками, спортивными площадками, тренажерными залами. Интересно, что в деревнях создаются и вечерние школы для взрослых. Коммунисты считают, что крестьянин современного Китая должен быть хорошо образован.

Коммунисты отвечают за все

Коммунистическая партия Китая для провинции Гуйчжоу – это не только важные директивы, приходящие из Пекина. Не только многомиллиардные дотации, выделяемые из центрального бюджета для развития региона. Здесь чувствуешь, что коммунисты отвечают за все. Потому что ячейки КПК присутствуют везде. Даже на частных предприятиях, которым является, к примеру, фабрика соусов «Лао Ган Ма» (мы имели возможность пообщаться с секретарем этой парторганизации). Партийные ячейки КПК есть практически в каждой деревне. Мне хорошо запомнились слова секретаря одной из деревенских партийных организаций. Он сказал: «Партячейка в деревне отвечает не только за партийную работу, но и за социальное и экономическое развитие этой деревни». Как это знакомо нам по отечественной истории! Ведь точно так же коммунисты и комсомольцы на селе в первые десятилетия Советской власти учили сельчан пользоваться новой техникой, повышали культурный и образовательный уровень деревни, были проводниками прогресса.

Жители Гуйчжоу отлично понимают, какой политической силе они обязаны выводу своего края из вековой отсталости. Поэтому в Гуйчжоу хранят и чтят все свидетельства истории Коммунистической партии Китая. Прежде всего, это памятные места, связанные с героическим Великим походом. В середине 1930-х коммунисты уходили из южного Китая, с огромным трудом отбиваясь от наседавших чан-кайшистских войск. Армия коммунистов, в сандалиях, а то и вовсе босая, пересекала бурные горные реки Гуйчжоу и переходила заснеженные хребты, чтобы создать на севере страны «Особый район» – колыбель, в которой вырастет новый социалистический Китай. Мы были в деревне, где тщательно сохраняется дом, в котором Мао Цзэдун со своими соратниками во время Великого похода решал, куда дальше двигаться коммунистической армии. А в городе Цзуньи мы посетили грандиозный музей, построенный на месте исторического «совещания в Цзуньи», после которого товарищ Мао стал признанным лидером китайской Компартии. Напоминания об этой красной истории в Гуйчжоу везде: в виде красных звезд, красных флагов КПК с серпом и молотом и даже уличных фонарей в виде винтовки. «Винтовка рождает власть», – сказал когда-то Мао Цзэдун. Винтовка в руках китайских крестьян и рабочих породила народную власть. На примере Гуйчжоу мы увидели, что эта народная социалистическая власть творит чудеса.

Пресс-служба ЦК КПРФ 

Ваш отзыв

Ваш e-mail никогда не будет опубликован.

Вы можете использовать следующие теги:<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>