НАВЕРХ

И ВНОВЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ БОЙ…

дети войныСегодня на всех уровнях власти говорят о поколении детей войны. В государственной Думе находится законопроект, разработанный фракцией КПРФ для этой категории граждан.
Эта категория последних свидетелей Великой Отечественной войны самая незащищённая гвардия старшего поколения. Это люди, рождённые с 1928 по 1945 годы. В детстве им пришлось очень несладко, ведь они были совсем ещё детьми – физически слабыми, истощёнными от постоянного недоедания,  а трудились наравне со взрослыми, приближая Победу.
Дети военного лихолетья, не по годам взрослевшие, не играли в детские игры, а шли работать на военные заводы, стояли на подставных ящиках, а то и на цыпочках, чтобы дотягиваться до станков. Не хватало ни роста, ни сил, всегда хотелось есть,  но они старались перевыполнять норму, вытачивали патроны, снаряды. Голодные, холодные, они помогали раненным в госпиталях, перевязывали их, готовили номера художественной самодеятельности — как могли, старались отвлечь бойцов от боли. Кроме того, дети военных лет собирали колоски, копали траншеи, окопы.  Они прибавляли себе годы и шли на призывной пункт, чтобы попасть на фронт.

А в тылу и на оккупированной фашистами территории тоже были дети, которым приходилось работать разведчиками, проводниками, связистами, минёрами, сапёрами,  помогать партизанам.
Много детей погибало от разрыва мин, снарядов, бомбёжек. Они  оставались инвалидами, лежали в госпиталях. Было и такое: пьяному фашисту вдруг захотелось поиздеваться над ребёнком и посмотреть, как он будет реагировать, он  подвесил его на верёвке на дереве за ногу, руку или за шею. Так было с Анной Донской, 13-летней девочкой, на ул. Раздельной г. Курска  (ныне Анна Григорьевна Колычева, 85 лет). Её спасла мать, которая вернулась из деревни, куда ходила менять вещи на продукты. В их доме стояли немцы. Мать обратилась к старшему офицеру, и он остановил этот беспредел. Но в другой момент немцы заставили маму Анны стирать их бельё, а Анна носила полоскать в прорубь реки Тускарь зимой в 20-градусный мороз. Немецкий солдат опять подошёл сзади и пнул её, девочка от испуга чуть не утонула в проруби.
А сколько детей пострадало и погибло в то страшное военное время от рук фашистов?! Оставшись сиротами  (отцы уходили на фронт, а матерей порой расстреливали на глазах у детей за любое неповиновение), дети прятались в погребах, дерзили фашистам. Каратели глумились над детьми, заставляя делать непосильное или позорное, и они без страха кончали свою маленькую жизнь самоубийством. Вот как покончила свою жизнь Катя Сусанина. Оставшись сиротой,  она была отдана гитлеровскому помещику в рабство. Доведённая до отчаяния, в день своего пятнадцатилетия, Катя решила покончить жизнь самоубийством. Перед смертью она написала письмо отцу: “Действующая армия Полевая почта Сусанину Петру”. На другой стороне письма было написано: “Дорогие дяденька и тётенька, кто найдёт это спрятанное от немцев письмо, умоляю вас, опустите сразу в почтовый ящик, мой труп будет висеть на верёвке”. Март 12 Лиозно 1943 года. “Дорогой, добрый папенька! Пишу тебе из немецкой неволи. Когда ты, папенька, будешь читать это письмо, меня в живых не будет. И моя просьба к тебе, отец, покарай немецких кровопийц, это завещание твоей умирающей дочери.
Несколько слов о матери, когда вернёшься, маму не ищи. Её расстреляли немцы, когда допытывались о тебе. Офицер бил её плёткой по лицу. Мама не стерпела и гордо сказала: “Вы не запугаете меня битьём, я уверена, что муж вернётся сюда и вышвырнет вас, подлых захватчиков, отсюда вон”. И офицер выстрелил маме в рот….
Папенька, мне сегодня исполнилось 15 лет, и если бы сейчас ты встретил меня, то не узнал бы свою дочь. Меня остригли наголо, руки высохли, похожи на грабли, глаза ввалились. Когда я кашляю, изо рта идёт кровь – мне отбили лёгкие.
Да, папа, я рабыня немецкого барона, работаю прачкой, стираю бельё, мою полы, работаю очень много, кушаю два раза в день в корыте со свиньями. И их боюсь. Барон сказал: “Русь была и будет свинья”. Один раз мне горничная полька Юзефа дала кусочек хлеба, а хозяйка увидела и долго била Юзефу плёткой по голове и спине.
Я два раза убегала, но меня догоняли хозяйские дворники, барон сам срывал с меня платье, и без того рваное, и бил ногами. Я теряла сознание, на меня выливали ведро холодной воды и бросали в подвал.
Не хочу больше мучиться рабыней у проклятых жестоких немцев, не давших мне жить. Только смерть спасёт меня от жестокого битья.
Завещаю, папенька, отомсти за маму и за меня. Прощай, добрый папенька, я ухожу умирать”.
Это письмо было найдено после освобождения белорусского города Лиозно в 1944 году при разборке кирпичной кладки разрушенной печи в одном из домов.
Эти письма – живые голоса людей, постигших всю полноту человеческого существования, они никогда не умолкнут, как бы далеко не отодвигало их время.
А сколько таких трагических писем было найдено, особенно детских. С поруганной честью, нарушенной нервной системой, психикой.
И как бы там ни было, мы выжили. Нам помогало наше советское государство, во главе которого был великий И.В. Сталин. Он переживал за детей военного лихолетья. После войны стали строиться учебные заведения, в том числе ремесленные училища, открывались детские дома, где следили за питанием и подборкой персонала по отношению к детям. Правительство создавало все условия для осуществления своей мечты – каждому ребёнку, подростку, юноше, девушке все пути были открыты для учёбы и жизни, всё бесплатно. Эти дети – “дети войны”, которые, наверное, тоже не хотели войны. Но если выпало на поколение детей войны это страшное время, значит, нужно с ними считаться. Старшее поколение  заслужило компенсацию за потерянное здоровье так же, как и непосредственные участники войны, у которых пенсия нормальная. Не по миллиону же мы просим, а хотя бы по тысяче рублей  в месяц каждому была бы добавка к мизерной пенсии. В Курске и Курской области нас осталось не так много, примерно 140 тысяч человек.  Для нашей области  это не такие уж большие деньги. На содержание чиновников миллиарды не жалко, а для тех, кто отстоял свободу Родины, и тысячи не находится?
Тем более, что цены на продукты, лекарства, а  главное, тарифы на ЖКХ растут не по дням, а по часам, а пенсии – всего 2 раза в год на 100-200 рублей. Да и то в 2016 году индексация будет отменена. Субсидии и компенсации по ЖКХ не выплачиваются, как положено, задержки в несколько месяцев. Если такое подорожание происходит в Европе, то  там старшее поколение в почёте и уважении, их поколение детей войны проверяется Красным крестом, профсоюзами и соцзащитой. Этого в России нет.

З.М. ТУРЧЕВА, председатель КРОО ООО “Дети войны”.

Ваш отзыв

Ваш e-mail никогда не будет опубликован.

Вы можете использовать следующие теги:<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>